[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Фантазия творит чудеса » То что мы творим » Любовь бывает разной
Любовь бывает разной
AnitaДата: Пятница, 27.03.2015, 21:39 | Сообщение # 1
Чистые сердцем никогда не стареют!
Группа: Гл. Администратор
Сообщений: 332
Статус: Offline
Глава 1.
Что такое когда быть на ковре Босса, и какого это работать на того кто меняет девушек как перчаток? Как это вечно слышать упрёки и его недовольства, за твой характер? И почему мужчины так себя ведут? Эти дюжины вопросов заданные женщиной, которая всегда была в центре внимания. И вот он снова вызвал её, при этом крикнув «НЕМЕДЛЕННО!». 
Она была спокойной, медленно поднимаясь, и все, чётко выполняя, она не боялась нечего. А что надо боятся? Такая как она, мечта многих, и многие возьмут её с руками и ногами, не смотря на отзывы. Она была именно тем человеком, который нечего не боялся. Она гордо и спокойно шагала к нему, со своей аристократической осанкой, и летящей походкой. В след все мужчины поворачивались и раздевали её глазами. Она это чувствовала, трудно не почувствовать такое желание. 
Она уже была рядом, осталось только открыть двери и зайти, но она стояла, а за дверьми были слышны эротические крики и стоны. 
«Ну, нечего, я подожду, времени то полно,» - подумала она, взяв трубку, и теребила её в руках. Курила она редко, но трубку всегда носила с собой. И вот через пару минут, всё закончилось:«Слабак….». Открылась дверь и вышла знакомая мордашка, да что там очень знакомая. 
«Хех, очередная его подстилка его, я уже со счёта сбилась, но то, что она новенькая – это факт!» - подумала она, и стервозной улыбнулась. А девочка ахнула, задрожала и убежала куда подальше. Её боялись все девушки и женщины, и старались при её же появлении держать язык за зубами. А если за спиной и обговаривали, то тихо, шепотом, и в тесном круге. Ибо все знали точно, такая как она не пожалеет вой маникюр, и отпечаток поставит такой который ну не чем не выведешь через года. Он будет где-то там, в сердце, и если другие забудут, что ты будешь помнить всегда, и нечего не поделаешь. Не смотря, на это ее, уважали, и приводили её в пример.
Она зашла и направилась, к нему гордая и ехидной улыбкой. Вот и добравшись до его кабинета, она открыла, дверь не церемонясь.
- Сочувствую я твоей будущей жене, - произнесла она.
«Если она у тебя ещё будет…» - Она расхаживала по кабинету, и в конечном итоге села на подоконник одного из окон. Окно было открыто настежь, и дул свежий ветер, развевая её волосы, и окутывая кабинет её ароматом духов, который стоять будет год. Аромат был словно запретный плод, он казался сладким и манящим, искушающим и соблазняющим на непоправимые подвиги, но оказывался горьким, из-за которого покарают на всегда.
- Куколка, - горячо дыша, произнёс он, готовый уже её взять в свои руки.
- Придержи зверя, мне мерзко заниматься этим с тем, кто кабинет свой даже не уберёт от столь страстных игр, - произнесла она, даже не посмотрев на него.
- Стерва, - прорычал он, и от бешенства всё швырял и фырчал, словно кот которого окунули в воду. 
«От козла слышу…» - всё так же, не смотря на него, она сидела на подоконнике. 
- На тебя жалобы есть, - произнёс, он сев в кресло раскинулся, и ехидно улыбаясь.
«Знал бы ты, сколько на тебя жалоб есть, ты бы посидел…» - но соизволив посмотреть на него хитро смотря на него, с маленьким любопытством.
- Даааа? И что же говорят? – произнесла она, смотря на него.
- Ты совсем несерьезно относишься к делу. Была бы ты немного послушнее, то я бы….– он продолжал говорить, а она тихо фыркнула.
«Был ты бы немного мудрее…» - она наклонила голову вправо, и сделала «милое» лицо. Он, посмотрев, на это икнул.
- Была бы ты не такой стервой, ты бы сейчас жила совсем по-другому, - произнёс он откашлявшись.
«Был бы ты не таким козлом, был бы женат,» - она встала с подоконника, и медленно обошла его стол, и стала по середине, скрестив руки на груди.
- Нет ну честно, ты стерва её та, которую боятся все дамы, - произнёс он.
«А ты всё тот же альфонс, тот же бабник, и тот же ловелас, который не пропускает не одной юбке и спит с любой понравившейся девушкой,» - думала она, и молчала, взяв фотографию в рамочке, и посмотрела на фотку. 
- Но это тебе не мешает меня брать на банкеты, говорить, что я твоя жена. И почему-то ты не отпускаешь меня. Хотя много раз грозишься что уволишь, - говорила она. Поставив рамочку с фоткой на месте, и начала туда-сюда ходить.
- Да я тебя уволю, рано или поздно это случится. И не упрекай мне этим, если бы не я, ты бы всё так же осталась там, - произнёс он, стукнув кулаком об стол.
«Если бы не ты, всё было бы иначе,» - думала она.
- Да, ты во многом мне помог, как например из тихой и скромной мыши, стать в такую как я сейчас, - произнесла она. 
Он не стерпел такого обвинения, хотя ни кто не знает, что больше он не стерпел. Но он сорвался и пытался ей дать пощёчину, а она во время поймала его руку. И тут он понял, какой она стала, ведь сейчас на него смотрела е та тихая и молчаливая особа, которую он нашел около окровавленных трупов. Сейчас на него смотрела настоящая хищница, которая была опасней, чем другие виды животных. Она судила глаза, крепко держала его за руку, всё сильнее и сильнее сжимая его запястья, а другая рука начала держать за горло. И он увидел опасную искру в её глазах. 
- Не смей на меня руку поднимать, я тебе не из тех девушек, которые стелятся под тебя. А ты мерзкий и противный гад, который только и может, как вечно мне потыкать тем, что я такая, какая есть. Но только благодаря моему труду ты сейчас купаешься в роскоши, только благодаря мне ты можешь себя чувствовать великим и непобедимым. И только благодаря мне твоё имя не запятнано, и руки не в крови. Ты меня можешь уволить, я и без тебя могу с нуля подняться на вершину. А ты так и останешься сидеть в долгах своих, - она его отшвырнула к стенке. Он сполз, осталась только вмятина. Он смотрел на неё, хотя множество, раз проклял за то, что сказал. Он не мог нечего сказать, да и слова все исчезли.
- Что, правда, в глаза колит? Да я стерва, меня ненавидят и любят, я властная и сильная, а ты как был, так и остался мерзостью. Который не может взять себя в руки и перестать играть в казино, и в азартные карты, который только и может похвастаться своим родовым именем, манерами, и коне что же родословной. У меня не было дальней про бабки королевы, не было такого. Зато я знаю свою цену, я пожила той жизнью, которой ты со своими крашеными курицами брезгуешь. И сейчас только мне ты поднялся выше и показал себя знати, при этом говоря, что я твоя жена. 
- Заткнись стерва, заткнись! – кричал он.
- Нет, ты послушай, на тебе так и будет сидеть метка та, и ты от неё не когда не избавишься, за тобой придут, и заберут твою душу, а тело так и останется лежать. Уволишь, значит, ну тогда ариведерчи! – произнесла она, развернулась и начала идти к двери. 
Он встал и быстро направился к двери в тот момент, когда она открыла дверь, он хлопнул и дверь закрылась. Они так и стояли она, держа ручку двери, а он, держа дверь. Хотя сама дверь закрылась на замок, но сейчас не про это. Он стоял, дыша ей в шею, что её кожа аж покрылась мурашками.
- Прости…
Её глаза расширились, и она словно рыча, ещё больше сжала ручку двери.
- Прости, был не прав, - вновь повторил он.
- Не верю, тогда тоже так же было, но ты не изменился. У меня на лбу что написано «дура». Я не та наивная девочка, я другая. Слышишь, я тебе не верю! – кричала она, сжимая зубы, так что челюсть аж хрустела. Он её взял нежно за талию и обнял, она вздохнула, но ещё больше зарычала.
- Убери руки от меня, убери немедленно! Мне противны твои прикосновения, ты своими грязными руками, трогал множества девушек, убери их от меня ничтожество! – кричала она, отпустив ручку двери и повернувшись к нему. Яростная, злая и взбешенная, она дала ему пощечину, одну за другой, оставляя царапины от ногтей своих. Она замахнулась ещё раз, но теперь он держал её за запястья сильно, а она пыталась вырваться. Его начало это забавлять всё больше и больше, только она разъяренная не прекращала действовать.
- Отпусти меня мерзость, отпусти. Ты не имеешь права на меня руку поднимать, отпусти, иначе лишишься самого дорогого, я тебе это обещаю. Отпусти сейчас же меня, кому сказала. Поддонок, ненавижу тебя, ненавижу, слышишь?! – кричала она, пытаясь, освободится и он её отпустил. Она, удачно, хотя неожиданно уравновесила себя и сверлила его уничтожающим взглядом.
- Ты мне всю жизнь испортил, не встретившись с тобой, я бы жила тихо и спокойно. Если бы не ты, я бы уже имела бы семью, ты поддонок ненавижу тебя. Ненавижу!
Он неожиданно взял её и поцеловал, она отпиралась, она била его. Даже пыталась ему ударить между ног, но он не отпускал её. Она плакала, впервые за всю жизнь она пролила слёзы. Но она не сдавалась, и он её отпустил. 
- Ты, ты, да ты. Что ты наделал? Я больше так не могу, я ухожу, навсегда, не ищи, меня слышишь, некогда. Я ухожу, с меня довольно! – она развернулась и ушла, громко стукнув дверью. Она бежала, вытирая слёзы и не чего не замечая. Визг машины, злобные вскрики людей. Она мчалась быстрее и быстрее. Она шла всё дальше и дальше, куда глаза глядят, хотя она нечего не видела. Перед глазами была словно плёнка чёрная плёнка, она хотела убивать. Но одного она не заметила, как на летела машина прямо на неё. Она опомнилась, как только она была очень близко, но кто-то её толкнул. Она тут и поняла, что этот кто-то он был. Резкий звук тормозов, и труп который лежал. 
Она подбежала, и начала его тормошить, вновь злясь на него.
- Ну же простись, слышишь, ты не должен умирать, ты должен жить. Ты не имеешь права вот так вот умирать, ты слышишь, ты должен ответить за всё, ты должен передо мной. Ну же простись, сейчас же, если не проснешься, я тебя не прощу, ну же просыпайся! – говорила она, а в глазах пустота. В ушах у неё стучало, а глаза закрыла чёрная пелена, она видела на своих руках кровь, того с кем работала долгое время. Она видела его тело, но нечего не слышала. Она видела множество людей, но их лица были размыты. И только звук её сердца разрывал тишину. 
Щёлк – открылся ещё один замочек, который исчез, а за ним и другие. И свет потух, замолк, и только где-то вдали светило, которое могла свободно угаснуть как свеча. 
Она ехала на машине, вдавливая газ, машина мчалась на мощной скорости, среди улиц и тротуаров, словно ракета. 
«Быстрее!»
Она ещё больше вдавила педаль и крутила руль.
«Надо спасти!»
Машина выскочила с обочины, хотя позади уже была реальная авария, машина ударилась об другую, и поехала дальше, прокручиваясь на месте долго. Тормоз, и снова газ. 
«Нет я тебе не дам умереть, я тебя достану с того света, ты должен ответить за то что сделал. Я тебе не позволю наше дело вот так вот кинуть. Я тебе отомщу, я тебе устрою Ад. Ты не посмеешь от меня уйти. Значит, поцеловал меня, обнял и в кусты. Подлец, да я тебе устрою такой Ад, что ты будешь просить о пощаде. Что ты думаешь, так легко избавился, от меня, да я тебя на том свете тоже не дам жить. Я стану твоим ночным кошмаром, я тебя кастрирую, к чертям собачьим. Ты будешь молить о пощаде, и ответишь за всё!» - думала она, сжимая зубы и педаль, она настолько сильно впилась в руки руками, что костяшки аж побелели. Доехав до больницы, она остановилась, взяла его на руки и понесла туда.
- Значит так вы его мне спасаете, и мне наплевать на то что можете или некого нету. Если он умрёт, то я вас всех прокляну и засужу на всю жизнь, и так время пошло! – произнесла она. 

Через несколько недель спустя….

Она толкнула дверь зашла, с ним беседовала вновь новая девушка, но увидев её девушка сразу попрощалась и ушла.
- Ревнуешь?
«Не дождёшься!» - она фыркнула по свойски села на диванчик, закинув ногу на ногу. Юбка карандаш, туфли на шпильках, и блузка из щелка, всё это было таким сочетанием который он хотел с неё сорвать, но не мог. Она была не той как другие, она показала что она сама себе госпожа, но он с ней не церемонился в поцелуях.
- А тебя жизнь и мои слова не учат, - произнесла она.
Она встала, после заданного задания, и хотела направится к двери как он её позвал:
- Постой!
- Что?
И в этот момент он воспользовался моментом и поцеловал её, она отталкивала его, но отвечала, при этом укусив ему язык и губу.
- Ах ты стерва!
- И не забывай о этом!
Она ушла, широко расправив плечи, гордо подняв голову, надев очки, и шла по мостовой, к своему дому. Загадочно улыбаясь и не обращая внимания на жаждущие и раздевающие взгляды.
« И всё таки он ещё тот подлец, вот так вот меня взять и поцеловать!» - думала она гордо шагая.



Я обязательно покажу тебе сладкий сон следующей ночью.
 
За 100 Сообщений
AnitaДата: Пятница, 27.03.2015, 21:40 | Сообщение # 2
Чистые сердцем никогда не стареют!
Группа: Гл. Администратор
Сообщений: 332
Статус: Offline
Часть 2Она сегодня была злой, сегодня она была в бешенстве, и вот влетев к нему в кабинет, и посмотрев на новенькую девушку босса, она коротко рыкнула:
- Брысь! И что бы я тебя с ним не видела! 
Он был явно в шоке, и не понимал в чём дело, а новая его пассия коротко пискнула и убежала прочь. Сегодня её никто не трогал, её все сегодня боялись. Она рвала и метала и чуть ли не бросала молнии.
- Ты чего? Чего такая в ярости? – спрашивал он, явно не зная, что происходит. Хотя мужчина в мыслях перечислил все даты, которые надо было знать. Все праздники, всё что можно и нельзя, и не мог, понять что произошло. 
«Что я уже натворил, чего она такая злая? Что происходит?» - думал он. Смотря, на неё и молчал, ибо начал сам её боятся, и правильно делал. Она в гневе зажгла сигарету, и задымила, и так ушла вся пачка сигарет какая только была. 
- Я сегодня прихожу в наше здание, а там меня встречает милиционер, и знаешь, что он мне сказал? – сквозь зубы говорила она, обрушая на всех проклятия, и злобу. В ход пошли ножи, которые она начала метать просто напросто в стенку.
- Он мне предложил с ним переспать за деньги, - полетел один нож в стенку и мужчина сглотнул.
«Вот тут я бы мог быть без достоинства….»
- Мало того когда я ему культурно объяснила что я не продажная девушка, он так удивился и даже не извинился! – говорила она уже переходя на крик разъяренной сирены. Полетел второй нож.
«Ух, прямо в голову!» - уточнил мужчина, но молчал и недаром. А она продолжала:
- Потом второй, потом гопники. На мне что написано «продаюсь за деньги?» - уже кричала она, и полетели остальные ножи кроме одного. Она резко развернулась, посмотрев на босса своего, а тот судорожно сглотнул, и побелел словно мел. И со всего размаху она всунула нож в стол по самую рукоять, и начала идти на него словно хищница на свою жертву. Он отходил от неё, и не смотрел в глаза.
- По-послушай это была всего лишь шутка, - говорил он. Она ещё больше разбесилась, и взяла его за горло. Она была простым человеком, но в бешенстве она была не управляема, она его держала за горло и поднимала вверх. Он сейчас готов дать клятву, что перед ним стоит не та стерва которую он знает ещё с того момента, а медуза горгона или даже самый сильны дьявол преисподняя. 
- Что ты сделал? – спросила она, шипя, словно разъяренная кошка, или даже змея. На этот момент он готов был проглотить момент, ибо только ненормальный мог сказать правду. Хотя кто знает, возможно, она бы его убила, узнав правду от других и услышав от него ложь. 
- Это было пари, - и тут он себе и прикусил язык, ибо глаза у неё сузились и стали маленькими щелочками, а бешенство так завладело ней, что она уже тянулась к ножу. 
- Ты ненормальный, ты идиот, и дурак сколько раз тебе говорить, не соглашайся на пари, в котором не знаешь, выиграешь ты или нет. Когда ты раз и навсегда запомнишь одну простую пословицу: Не знаешь, не лезь! – кричала она, прижав его к стеклу, которое трескалось на маленькие осколки. А они находились на втором этаже дома, и высота была колоссальной.
- Я обещаю, что больше так не буду. Отпусти, иначе стекло треснет, и мы полетим! – Произнёс он эти слова, еле дыша и синея всё больше и больше. Он чувствовал, что ему начинает не хватать воздуха. Она подошла к нему, и прислонилась к стеклу.
- Ну что полетаем! – произнесла она, и стекло разбилось. Да они летели, летели быстро, он даже успел попрощаться с жизнью. Но не тут-то было, она резко, его схватила, и тем самым ножом, который она чуть ли не забила одним махом в стол, теперь взбила в дерево, которое росло по близи. Они спустились в низ, а он был настолько шокирован и настолько боялся, что пошевелится не смог. Страх сковал его всего в очень крепкие кандалы, и не давал выбраться. Она от злости на совершено незнакомом ему языке произнесла, проклятия и пошла.
- Эй, а как же я? – спросил он. Девушка нечего не скала только махнула рукой, и дальше начала бежать по крышам, так ловко и просто словно кошка.
Но он не знал, что эта его шутка поставит на кон её жизнь и обрушится несчастьем.
Она шла всё такая же злая чертыхаясь и проклиная его как угодно, сквозь зубы и с такой злобой что, не смотря на то, что женщина железную бочку швырнула в одну из машин. Сработала сигнализация, и загорелся свет.
- Чёрт, да будь оно всё проклято! – чертыхалась, она и проходила машины. Выскочили пять или шесть мужчин. Шириной как шкафы купе были, с бицепсами, и по глазам видно было, что под чем-то ещё они были.
- Ей, это ты виновата, анука плати за машину! – кричали они, а она смотрела, на них так словно хотела, уничтожить.
- Я всё оплачу, и вообще, какого беса вы поставили здесь машину, или для вас закон не что? – говорила она в злобе, а это их ещё больше раздраконило они её окружили, и неожиданно для неё одной она погрузилась во тьму. 
Выброшенный адреналин и ярость которые, притупили все остальное, а так же то, что говорило ей об опасности, просто напросто сыграл с ней злую шутку.
Он почувствовал опасность самую большую угрозу, что-то ему говорило, даже не говорило, ибо это было легко и мягко сказано, а кричало, как будто банщи взбесилась о том, что что-то случится. Он пошел, пошел туда, куда его вело сердце и дуга и, поняв, что проблема с ней, он чёртыхнулся и, плюнув на закон, украл байк. 
Звук мотора байка, нереальная скорость при которой можно было попрощаться с жизнью, след от колёс железного зверя, и только злость на себя, и проклятия разносились повсюду. Он мчался настолько быстро, что при несправных тормозах мог просто напросто врезаться куда-то или выскочить с моста, а там и взорваться в полёте. Байк ревел так сильно, что заглушало любые другие звуки, по дороге не только оставались следы, но и начал сначала оставаться дым, а потом и огонь. Ему только не хватало чёрного плаща и шлема в виде черепа, что бы его назвали Адский гонщик. Он нёсся на полную, выжимая весь газ и бензин, он мчался к ней. Он забыл обо всём, мыслей у него не было вообще, он только твердил:
- Живи.
Хотя он не знал, что это слово он произнесёт множество раз, но он твердил это, и смотрел только прямо.
Ночь. Не тихий район. Было слышно, как через каждых два или три дома играла музыка на всю катушку. Это был район, где чаще всего звучала музыка, были гулянки, и вряд ли кто-либо заметил или услышал, как кричала девушка или что-то подозрительное. Этот район настолько утопал в музыке, к тому же жёсткой можно сказать дьявольской которой, не один нормальный человек не выдержал бы, и просто напросто лопнули перепонки у него. 
Злодеи сидели в доме, который по виду был двух этажным домом, и похож он явно был на виллу или особняк, но весьма приличный интерьер. Куча машин там было, и не единого звука, словно там ни кого не было. Хотя горел свет, и тихо играл телевизор, в то время как злодеи или легче говоря, серийные маньяки. И такое бывает, я вам скажу, рассуждали, что делать с ней. А ведь об условии проигранного пари слышали все, и вся. А её тоже знали все не только от слухов, но и по профессии. А вот профессия, была у неё не абы какой, её называли и спасительницей и убийцей одновременно, уважали её и ненавидели. Но не об этом речь, от гула машин ни кто не услышал рёв мотоцикла. 
Он встал и оставил мотоцикл и направился туда за ней, в то время пока злодеи уже решили что делать, как послышался начала тихий стук, а потом как двери просто напросто выбили из рам одним пеньком. Видать ярость не только поглотила её, но и него, бывает такое, что у одного ярость притупляет всё, а у другого это больше придаёт способности к этому. Он расправился быстро без шума, что лежали только одни тела. Он обошел весь дом и увидел её только в погребе, холодном и сыром.
- Ты слышишь меня? Девочку ну же не смей вот так вот меня оставить, ты должна же мне дать по лбешнику и проучить хорошенько, - умалял он. В этот момент мужчина впервые почувствовал страх, впервые у него дрожали руки и губы. Нет, он даже не плакал, но его так трясло, словно при лихорадке. Она лежала и не отвечала, но он был уверен, что она жива, ибо маленький и слабый стук сердца и пульса он услышал. Но сердце словно прощалось с жизнью, как лампочка стук и медленное угасание, стук и всё повторилось. Она была совсем холодной, и белой словно мрамор, да в таком положении она была красива как для него.
- Моя жемчужина, живи! – произнёс он, впервые он её назвал так и вслух, раньше он только в мыслях и в сердце её так называл.
- Живи, умоляю тебя, будет всё, и по лбешники, и сможешь выкидывать с окна. Всё что захочешь, даже сделать меня евнухом, только живи! – говорил он. Поглаживая её по лицу, он её вынес на руках затаив дыхание и вкусив горечь и страх. И тут глаза словно застелила пелена, он не помнил, как вышел с ней на обочину и как их подобрали и отвезли. Зато он чётко помнил как ворвался в больницу и требовал врача, и присутствовать на операции, и вот того времени он сидел рядом и держал её за руку.
Она проснулась, и поняла что она в другом месте, у неё очень болела голова. Она чувствовала тяжесть и, попытавшись, стать, она поняла, что на ней лежит он.
- Вот уже бабник, мне дышать нечем, только слабину дай так он сразу уже за своё берётся, - говорила она, явно недовольная, а он проснулся. 
Была радость и ворчание и вот прошло несколько недель после этого, она вновь залетела, словно вихорь в его кабинет. Очередная девушка убежала в страхе, а она рвали и метала.
- Что произошло? – спросил он, но уже спокойнее.
- Что, да вот смотри, - произнесла она и положила на стол газету. Он прочитал объявление, где была её фотка, и было написано «Даю, наслаждение всем звоните, по номеру». Он вздохнул, и сев прилизал так сказать причёску посмотрел на неё.
- Ну а чего ты на меня-то кричишь, это не моих рук дело, - говорил он. Ведь поле той своей очередной шутки, он дал сам себе слово, что некогда не будет так поступать с ней. Он тогда понял многое и принял к сердцу своё решение. 
- У меня к тебе просьба я знаю, кто это сделал, а ты должен мне помочь, - произнесла она, предвкушая месть, настолько сладкую, что она не могла с этим медлить.
- Хорошо, я помогу, что надо делать? – согласился он. Она удивилась и рассказала весь план, на следующий день тот, кто делал, это лишился, всего. Лишился семьи, ибо она узнала о любовнице и небрачных детей, потерял работу, ибо вся «стальная» бригада вообще отняла работу. Лишился друзей, и остались одни враги. Потом на следующий день в газете была новость, что тот, кто пошутил, над ней застрелился.
- Ну, ты и стерва, и притом ещё мстительная стерва, - произнёс он. Положив, газету он посмотрел, на неё в красивом китайском и традиционном платье, на котором было два разреза по бокам, и разрез на груди. Она сидела по-хозяйски и курила трубку, закинув ногу на ногу.
- И не забывай это, я не та как те, которых ты меняешь словно перчатки. Я могу уйти, и не вернутся, могу забрать жизнь и прожить сама в достатке. Заметь, не ложась по кого-то, - произнесла, пуская дым, и прикрывая глаза. Она наслаждалась и была довольна своей местью.
- Но ты же человека убила, - произнес он. Она рассмеялась, не смотря на то, что она курила, голос был такой, как и прежде, потому что она была необычной.
- Я тебя умоляю, он не человек, он давно не человек. К тому же это наш заказ должен был быть, - произнесла она. 
- Откудого ты знаешь? – спросил он удивлённо.
- Во-первых, убери ноги со стола это не гигиенично, а во-вторых, услышала в нужном месте. К тому же не я его убивала, а он сам себя убил сам. Тем самым облегчив всем задачу, - произнесла она и вытрусила пепел, при этом убрав трубку в ридикюль.
- Я пошла, а ты не задерживайся допоздна, сегодня будет затмение, плюс пятница тринадцатое. Я пошла к себе, если что звони, - произнесла она, встав, и удалилась к себе. Оставив за собой сладкий запах духов вперемешку с табаком, от которого оставался вкус вишни.
Только он в изумлении, с лёгкой улыбкой остался, и потом расхохотался. Уж не как он не подозревал, что его жемчужина окажется такой недоступной и загадочной. А что будет дальше он даже не думал б этом главное, что бы она рядом была, а там посмотрим, что дальше будет.



Я обязательно покажу тебе сладкий сон следующей ночью.
 
За 100 Сообщений
Форум » Фантазия творит чудеса » То что мы творим » Любовь бывает разной
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright www.zero-kiriu.ucoz.ru © 2017 | Дизайн сайта: Yuki