[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Фантазия творит чудеса » ФлешБлок » Рука пьяная
Рука пьяная
AnitaДата: Среда, 27.07.2011, 19:01 | Сообщение # 1
Чистые сердцем никогда не стареют!
Группа: Гл. Администратор
Сообщений: 332
Статус: Offline
Рука пьяна.
Бокал за бокалом. Слеза за слезой.
Рука ненавидит этот вечер. И ночь, ночь, когда ее надежды окончательно разбиты. Она пьет все без разбору: шампанское, вино, виски, коньяк и… рюмку с русским горячительным напитком останавливает чья-то рука. Ах, да, Акацки.
Рюмка, по неосторожности обоих, разбивается о пол и сотней стеклянных осколков разлетается. Легкое недоумение окружающей толпы, смешок и громкий выкрик: «На счастье Канаме-сама и Юки-сама!»
Руку передергивает. И от этой ставшей тостом фразы, и от тяжелого взгляда Каина. Она грубо кидает ему:
- Уходи.
- Рука, пойдем со мной.
Каин зол. Зол на себя, на Соуэн, на всех чистокровных, на эту чертову свадьбу. Он, не церемонясь, тащит за собой Руку вглубь особняка.
Свечи то вспыхивают, то гаснут. Тени получаются рваными.
- Возьми себя в руки, Соуэн. На кого ты похожа?
Он готов сорваться на крик, но, в отличие от Руки, еще способен держаться и не терять контроль над собой.
- Отстань! Уйди! Ненавижу! – алкоголь окончательно сорвал маску холодной и непроницаемой Руки Соуэн.
Каин такой ее еще никогда не видел. Истеричка. Пьяная. До безумия влюбленная в их короля. В коктейль из чувств добавляется еще и ярость. Ревность туманит сознание, и он толкает Руку в одну из открытых комнат.
- Рука, Канаме-сама не похвалит тебя за это, - он борется сам с собой, не уступая ни уязвленной гордости, ни ревности, ни так тщательно скрываемой от всех привязанности к этой пьяной белокурой бестии.
Она, кажется, не слышит его и со всхлипами стучит в захлопнувшуюся дверь.
- Канаме-сама… Почему так? А? Я ведь люблю вас, Канаме-сама! Откройте же! Не поступайте так со мной… Канаме…-сама…
Рука шепчет и кричит, царапает дверь, бьется об нее, стараясь открыть. Ей кажется. Что нет никого несчастнее нее на свете.
- Канаме-сама… - судорожный всхлип, - … люблю… - остальная часть фразы теряется в рыданиях.
Каин ненавидит Курана Канаме. Ненавидит и только сейчас понимает все чувства Кирию Зеро. Но аристократу сейчас не до эмпатии к обращенному вампиру, каждое ее «люблю» больно отзывается в сердце. Акацки теряет контроль.
- Заткнись!
Девушка изумленно замолкает и поворачивается. Он стоит так близко, в глазах друга она читает боль, алые всполохи говорят о ярости и голоде. Она пятится назад и практически упирается в угол между стеной и дверью.
Каин срывающимся голосом продолжает:
- Рука, ты думаешь, ты одна любишь безответно? Ты глупа, Рука. Канаме-сама нет до тебя дела, - Акацки знает все болевые точки «подруги» и теперь со злости готов выговорить ей все. – Ты лишь игрушка. Красивая, гордая, но лишь игрушка. Пойми это. Не перебивай! – вампир повышает голос и подходит ближе, почти прижимаясь к девушке. Мгновенье – и «почти» исчезает.
Соуэн боится. Такого Каина она не знает. Сейчас он способен на все, и она это чувствует.
- Посмотри на меня, Рука. Видишь, я сорвался. Хочешь, я покажу тебе мою любовь? – он делает упор на последнем слове, и оно звучит отнюдь не нежно.
Идти больше некуда, ее спина упирается в холодную стену. Сама себя загнала в эту «ловушку».
Каин срывает с себя галстук и наклоняется к шее девушки. Шепчет, обжигая кожу дыханием:
- Я не буду просить прощения, Рука, - и кусает.
Кусает все же осторожно, - такая «любовь» победила, старается не причинить боли. А Руке не до этого – она прислушивается к себе и с удивлением понимает, что ей нравится. Нравится его дыхание, его обезумевшие светло-карие глаза с невероятно большими зрачками, его губы, эти такие аккуратные движения, клыки… Почти эйфория прерывается неожиданно громким и резким голосом Каина:
- А теперь представь, что это делает Куран. Ведь так приятнее? – злые слова, убивающая интонация.
Сладкие чувства, отступая, открывая реальность, схлынули, оставив жгучий стыд. Краска приливает к ее щекам, Акацки цинично ухмыляется.
- Да как ты смеешь? – девушка замахнулась, готовя сильную пощечину.
Рука жмурится, сердце из груди готово выпрыгнуть. Удара нет – вампир перехватил ее ладонь, больно сжав запястье.
- Мне больно!
- Мне тоже. Вот здесь, слышишь, как стучит? – Каин тянет ее на себя, прижимая руку к сердцу.
Соуэн пытается вырваться, отталкивает его, вырывает кисть из его хватки, пиная и наступая на ноги, и отсутствие какой-либо реакции ее пугает. Парень странно на нее смотрит. Решается на нечто большее.
Решился.
Вторая рука аристократки присоединяется к первой, Соуэн сдается практически сразу. От неожиданности ли, или просто по слабости. Он удерживает ее запястья высоко над головой, лишая возможности защищаться.
- Я не буду просить прощенья, - убеждая то ли Руку, то ли себя, шепчет Каин.
Ранки на шее мгновенно заживают, но алые разводы еще остаются. Его глаза вновь окрашиваются в цвет крови, и он слизывает следы своего укуса, заставляя девушку замереть, затаив дыхание.
Как ни крути, а Руке Соуэн это нравится. Нет, не то, что ее загнал в угол теперь уже бывший друг, не то, что он насильно пьет ее кровь, не то, что, возможно, потом он может зайти и дальше… А те ощущения, которые он ей дарит. С Кураном такого не было. Наконец, она позволяет себе выдохнуть:
- Каин…
Он, глядя ей в глаза, ищет то ли одобрения, то ли ненависти. Ответа на незаданный вопрос нет, и он открывает свою шею для укуса. Рука лишь обжигающе холодно смотрит.
Каин злится, кусает свое запястье и делает глоток своей крови. За ним следует долгий, агрессивный, кровавый поцелуй. Она почему-то не сопротивляется.
- Я буду твоим первым и единственным мужчиной.
Кровь стекает по подбородкам, капает на плечи, пачкая ее шикарное платье, его дорогой камзол. Впрочем, от ее одежды Каину не составляет труда избавиться. Темно-синее бархатное платье с шорохом падает к ногам. Вампир позволяет себе прикоснуться к ее спине, провести ладонью по плечам, ключицам…
Рука остатками воли старается убедить себя сопротивляться. Ее чувства противоречивы, и от этого ее ощущения лишь обостряются. Каина это и забавляет, и злит.
Он резко отстраняется, и, кажется, что пора бы уже перейти и эту грань, но…
Но Акацки медлит, отпускает онемевшие запястья девушки и отступает. Отступает тогда, когда ничего не изменить. Он не собирается следовать диким порывам и совершать непоправимую ошибку. Он понимает, что уже слишком поздно останавливаться, и Рука, почувствовав некоторую свободу, дает ему хлесткую пощечину, пряча за ненавидящим взглядом непонятное для нее желание.
Он не будет просить прощения, хотя и раскаивается. Каин опускает глаза, разворачивается и уходит в темную глубину комнаты.
Комната оказывается маленькой спальней с одним окном. Здесь давно никого не было, нет ни свечей, ни ламп, а толстый слой пыли на зеркале скрывает от вампира его отражение. Растерянного, взъерошенного, возбужденного, раскаивающегося. Теперь он ненавидит и себя. Аристократу плевать на грязный подоконник, он садится к окну, подпирая головой старую и уже не белую раму. Серые деревянные крошки краски путаются в его рыжих волосах, когда-то красивая бронзовая ручка, заржавев, царапает ему висок. Это немного позволяет Каину отвлечься.
Соуэн, не сдвинувшись с места, сидит в том углу. Дорогое платье смято, она даже не пытается прикрыться. На губах еще остался вкус его крови, и она боится себе признаться в том, что хочет еще. И, наверное, не только крови.
Девушка не плачет и, если бы у Акацки была цель успокоить или отвлечь ее, то он, безусловно, добился бы ее. Но, что-то подсказывает Руке, что успокоиться надо было ему. Она делает последнюю попытку открыть дверь, но безрезультатно. Аристократка обнимает колени, старается успокоить сердце.
В комнате темно, но им двоим никакого света не нужно. Глаза в глаза. Ненависть-непониман­ие, злоба-страх, ревность-страсть…
Первым не выдерживает Каин и переводит взгляд на тусклую луну за окном. И все равно украдкой посматривает на девушку. Ее кожа не белая, он знает, да он все о ней знает, но оттенок кажется мраморным из-за освещения и невероятного контраста с платьем и темными обоями. Она уже на него не смотрит, делает вид, что увлечена узорами вен на запястьях.
Время то ли бесконечно долго тянется, то ли несется с огромной скоростью. Непонятно. Да и ненужно. Каин зачарованно смотрит на Руку, ей все так же неожиданно приятно ловить эти взгляды.
В комнате холодно, и, кажется пора спать. Их биологические часы подсказывают, что до рассвета час-два, и идеально бы заснуть именно сейчас. Но вряд ли Морфий сможет их пленить. Мысли сбиваются в тугой комок, тяжелые раздумья не способствуют сну.
Но Каин расстилает постель на кровати, достает матрас и себе стелет на полу. Рука внимательно наблюдает за ним. Ждет. Акацки только поправляет подушки, расправляет одеяло и возвращается к окну. На исходную позицию. Так же молча.
Соуэн вздыхает то ли от облегчения, то ли от уже понятного разочарования. Чувства и мысли выстроились во вполне логичную цепочку… Она встает и подходит к кровати, гладит руками старый шелк простыней и садится на мягкое одеяло. Холодные руки путаются в шнуровке тугого корсета, надоевшие завязки не хотят сдаваться. Она нетерпеливо дергает и лишь усугубляет ситуацию, затягивая еще туже узлы. Каин прячет улыбку, но не может побороть желание помочь.
Она чувствует жар его тела, и боится, и желает повторения или продолжения начатого несколькими часами (минутами?) ранее. Вампир осторожно перебирает нити, стараясь не касаться ее кожи, сердце не слушается, сила вампира выходит из под контроля и оплавляет завязки. Так легче. Дальше сама.
Он снимает с себя рубашку и протягивает испугавшейся аристократке. И снова к окну. Уж он-то сегодня точно не уснет.
Рука не стесняется «друга», свободно снимает корсет, стягивает чулки, небрежно накидывает его рубашку. Теплая, она мгновенно согревает девушку. Его запах… Рука не хочет выдать свое волнение и ложится под одеяло. Хотя ей тут же становится жарко, и она слегка его откидывает. Беззаботно ворочаясь, Рука заставляет Каина нервно сглатывать, он ловит каждое ее движение, ласкает взглядом ее светлые волны длинных волос, белую шею, жесткие сгибы его рубашки придают ее фигуре хрупкость. Именно от такого взгляда Руке жарко.
Каин ложится на пол, закрывает голову подушкой. Но его фантазия также отказывается слушаться и рисует такие картины, от чего ему хочется убежать подальше, или, по крайней мере, в ледяной душ.
Он думает, что это очередная шутка его воображения, когда чувствует тепло, рядом с собой, отрывает голову от подушки и встречается взглядом с настоящей Рукой Соуэн.
Он так искренне и недоумевающее вскидывает бровь, что наследнице клана Соуэн ничего не остается кроме как ответить:
- Что? Там холодно, а ты обещал, что будет первым и единственным…




Я обязательно покажу тебе сладкий сон следующей ночью.
 
За 100 Сообщений
Форум » Фантазия творит чудеса » ФлешБлок » Рука пьяная
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright www.zero-kiriu.ucoz.ru © 2017 | Дизайн сайта: Yuki